Поетична сторінка

Деталі

 ВІРШІ, НАРОДЖЕНІ МАЙДАНОМ

 

Оксана Максимишин-Корабель

В ПАМ'ЯТЬ ПРО ЗАГИБЛИХ НА МАЙДАНІ

Мамо, не плач. Я повернусь весною.

У шибку пташинкою вдарюсь твою.

Прийду на світанні в садок із росою,

А, може, дощем на поріг упаду.

Голубко, не плач. Так судилося, ненько,

Вже слово, матусю, не буде моїм.

Прийду і попрошуся в сон твій тихенько

Розкажу, як мається в домі новім.

Мені колискову ангел співає 

I рана смертельна уже не болить. 

Ти знаєш, матусю, й тут сумно буває

Душа за тобою, рідненька, щемить.

Мамочко, вибач за чорну хустину 

За те, що віднині будеш сама. 

Тебе я люблю. I люблю Україну. 

Вона, як і ти, була в мене одна. 

 

Наталя Марченко

Мій світ вмирає. Хворий дуже світ…

проймає холод до нутра, до дрожі – 

заціпеніння, мряка, огорожі,

потоптаних шляхів безглуздий міт…

глевтяк недокричалої осанни

застряг в горлянці. Неміч і сльота…

Але ще б‘ється серце на Майдані,

і Дух борні над Києвом вита!

І розганяє в сув‘язі доріг 

життя живого невмирущий біг!

І кров живу пробуджує в осерді

Народу, що повірив у безсмертя!

І виблювавши чортову заразу,

вогнем обпікши кляті гнійники,

мій світ встає – здоровий і прекрасний,
стискаючи сталеві кулаки.

 

Евгений Евтушенко 

ГОСУДАРСТВО, БУДЬ ЧЕЛОВЕКОМ!

Ненька предков моих – Украина,

во Днепре окрестившая Русь,

неужели ты будешь руина?

Я боюсь за тебя и молюсь.

Невидимками на Майдане

Вместе – Пушкин, Брюллов, мы стоим.

Здесь прижались к народу мы втайне

как давно и навеки к своим.

И трагическая эпопея,

словно призрак гражданской войны

эта киевская Помпея,

где все стали друг другу "воны".

Здесь идут, как на стенку стенка,

брат на брата, а сын на отца.

Вы, Шевченко и Лина Костенко,

помирите их всех до конца!

Что за ненависть, что за ярость

и с одной, и с другой стороны!

Разве мало вам Бабьего Яра,

и вам надо друг с другом войны?

Ты еще расцветешь, Украина,

расцелуешь земли своей ком.

Как родных, ты обнимешь раввина

с православным священником.

Государство, будь человеком!

Примири всех других, а не мсти.

Над амбициями, над веком,

встань, и всем, вместе с Юлей, прости.

Всем Европой нам стать удастся.

Это на небесах решено.

Но задумайся, государство –

а ты разве ни в чем не грешно?

Ночь пылающего Майдана с 18 на 19 февраля 2014

 

Татьяна Малахова

Здравствуй, мальчик за серым щитом,
Выполняющий мерзкий приказ!
Как же ты пожалеешь потом,
Что сегодня стреляешь в нас!
Ты кого защищаешь, сынок?
Тех, кто дал поглодать тебе кость?
Ну, зачем? Почему? Как ты мог?
Ты ведь в этой стране не гость.
Кучу денег притащишь домой,
Год не будешь вставать с дивана.
Только помни, на деньгах – КРОВЬ!
Кровь Сергея Нигояна.
Когда будешь лететь в Шарм-эль-Шейх,
Отдыхать после братоубийства,
За тобой потянется шлейф -
То проклятья за Юру Вербицкого!
Когда будешь лететь назад
И тащить шмотья чемоданы,
Не забудь, что это – ГЛАЗА,
Те, что выбили на Майдане!
Когда будешь сыну и дочке
Покупать игрушки и велик,
Не забудь – это печень и почки,
Что отбили у вас в райотделе!
А когда квартиру получишь,
Голяком в теплой ванне ляг.
Вспомни парня, которого мучил
На морозе ваш ТОЛСТЫЙ ХРЯК!
Мальчик-мальчик… погоны померкнут,
Деньги кончатся… жизнь продлится!
И короткого слова «БЕРКУТ»
Ты до гроба будешь стыдиться!

Надія Вільна

               Багаття Майдану

Хай зорі морозні намріють нам долю,
Холодні вітри не зламають нам Волю,
Багаття Майдану у душах палає,
Зневір’я і рабство навіки долає.

Багаття Майдану – нескорені очі,
Що волею світять, як зорі щоночі.
То людству послання від наших ланів
Про мужність твоїх, Україно, синів.

Не знатимеш, Земле, ти більше рабів
В багаттях Майдану під янголів спів,
Палаюче серце моєї країни
Народжує вільний народ України.

 


Петро Мага

                            …

Не думав я, що він колись настане,
Цей час, що трансформується в сюжет:
Дві ери, дві епохи, два Майдани,
І дві країни…ніби з двох планет.

Автобуси, міліція, кордони,
І клунки з "тормозками" у руках,
Забуті і недіючі закони,
І навіть різне небо у очах.

Хтось хоче бути в небі зорельотом,
І прогоріти свій короткий вік,
А куликам достатньо і болота,
Болотом завжди хвалиться кулик…

Одні летять, бредуть, чи доповзають,
Змішавши в серці людяність і лють,
І їх пакують, в'яжуть, закривають,
Їх вже вбивають... а вони все йдуть.

А мешканців прилеглої планети,
В Маріїнський… В Потьомкінське село…
Їм напинають правильні намети,
Проводять воду, світло і тепло.

Одні лежать рядами на підлогах,
Вслухаючись у шум нічних атак,
І вороном чатує на дорогах,
Надійний друг "тридцятих" - автозак!

А іншим з польової кухні кашу,
Гарячий чай і блоки сигарет,
Стоять на двох майданах наші й наші,
Та виглядає, ніби з двох планет.

Поділені водою з водометів,
Затягнуті в лиху, погану гру,
Поділені брехнею в Інтернеті,
Поділені межею по Дніпру.

Поділені коктейлем, що палає,
І чорним димом відшумілих шин,
Поділені…Доведені до краю,
Розділені Отець і Дух, і Син…

Осліплені, замиті кров'ю очі,
І кулі, що влучають в об'єктив,
Плач матері, і зойк грудей дівочих,
Два місяці пустих…порожніх слів…

Заяви, маніфести, протоколи,
Скінчились між "Динамівських" колон…
Згорів портрет філософа футболу,
Накривши тілом рідний стадіон.

Бо з двох боків підвозяться набої,
І гострить брат на брата чорний ніж,
Моя країно, все це не з тобою,
Вщипни себе, бо, мабуть, ти ще спиш.

Красуне спляча…скільки ти проспала,
Того,що в світі доброго було,
Закресли день, коли ти дозволяла,
Корону одягнути на чоло.

Ти припиняєш буть смиренним птахом,
Скажи це всім, забудь тваринний страх:
Що той, хто сам себе назвав монархом,
Відповідати має, як монарх.

За те, що відстояли на колінах,
За тих, що вже не мають вороття,
За те, щоб пожила моя країна,
Не на Майданах, а одним життям.

Щоб молячись за скам'яніли "душки",
Кучкуючись, як мухи в молоці,
Пішли на вік в тумани "простітушки",
Стискаючи дві сотні у руці.

Щоб після щирих слів святого Папи,
Про істину возведену на трон,
Голубку білу не хапали лапи,
Розлючених і жадібних ворон…

Леся Українка

 

Коли дивлюсь глибоко в любі очі,

 в душі цвітуть якісь квітки урочі,

 в душі квітки і зорі золотії,

 а на устах слова, але не тії,

 усе не ті, що мріються мені,

 коли вночі лежу я у півсні.

 Либонь, тих слів немає в жодній мові,

 та цілий світ живе у кожнім слова,

 і плачу я й сміюсь, тремчу і млію,

 та вголос слів тих вимовить не вмію...

 

Якби мені достати струн живих,

 якби той хист мені, щоб грать на них,

 потужну пісню я б на струнах грала,

 нехай би скарби всі вона зібрала,

 ті скарби, що лежать в душі на дні,

 ті скарби, що й для мене таємні,

 та мріється, що так вони коштовні,

 як ті слова, що вголос невимовні.

 

Якби я всіми барвами владала,

 то я б на барву барву накладала

 і малювала б щирим самоцвітом,

 отак, як сонечко пречисте літом,

 домовили б пророчистії руки,

 чого домовить не здолали гуки.

 І знав би ти, що є в душі моїй...

 Ох, барв, і струн, і слів бракує їй...

 І те, що в ній цвіте весною таємною,

 либонь, умре, загине враз зо мною.

 

Леся Українка

...Я не кохала? Ні, то ти забула,

 яке повинно буть кохання справжнє!

 Кохання - як вода - плавке та бистре,

 рве, грає, пестить, затягає й топить.

 де пал - воно кипить, а стріне холод -

 стає, мов камінь. От моє кохання!

 А те твоє - солом'яного духу

 дитина квола. Хилиться од вітру,

 під ноги стелиться. Зостріне іскру,

 згорить, не борючись, а потім з нього

 лишиться чорний згар та сивий попіл.

 Коли ж його зневажать, як покидьку,

 воно лежить і кисне, як солома,

 в воді холодній марної досади,

 під пізними дощами каяття...

("Лісова пісня")

 

Леся Українка

ВІДПОВІДЬ

 

Не жаль мені, що я тебе кохаю,

 Та в нас дороги різно розійшлись.

 Ні не кажи, що зійдуться колись!

 Не зійдуться,мій друже,я те знаю.

 

Моє кохання--то для тебе згуба:

 Ти наче дуб високий та міцний,

 Я ж наче плющ похилий та сумний,--

 Плюща обійми гублять силу дуба.

 

Та без притулку плющ зелений в'яне,

 Я не зав'яну, я знайду руїни,

 Я одягну обдерті, вбогі стіни,

 Зелений плющ оздобою їм стане.

 

В країну смутку вітерець прилине

 І принесе мені луну розмови

 Від мого дуба любого з діброви,-

 І спогад любих літ повік не згине.

***

Ф.И.Тютчев

«Нам не дано предугадать...»

 

Нам не дано предугадать,

Как слово наше отзовется, –

И нам сочувствие дается,

Как нам дается благодать...

 

 

***

Иван Бунин

СЛОВО

Молчат гробницы, мумии и кости,—

Лишь слову жизнь дана:

Из древней тьмы, на мировом погосте,

Звучат лишь Письмена.

 

И нет у нас иного достоянья!

Умейте же беречь

Хоть в меру сил, в дни злобы и страданья,

Наш дар бессмертный — речь.

 

Іван Франко

 

***

Чого являєшся мені

 У сні?

 Чого звертаєш ти до мене

 Чудові очі ті ясні,

 Сумні,

 Немов криниці дно студене?

 Чому уста твої німі?

 Який докір, яке страждання,

 Яке несповнене бажання

 На них, мов зарево червоне,

 Займається і знову тоне

 У тьмі?

 

Чого являєшся мені

 У сні?

 В житті ти мною згордувала,

 Моє ти серце надірвала,

 Із нього визвала одні

 Оті ридання голосні —

 Пісні.

 В житті мене ти й знать не знаєш,

 Ідеш по вулиці — минаєш,

 Вклонюся — навіть не зирнеш

 І головою не кивнеш,

 Хоч знаєш, знаєш, добре знаєш,

 Як я люблю тебе без тями,

 Як мучусь довгими ночами

 І як літа вже за літами

 Свій біль, свій жаль, свої пісні

 У серці здавлюю на дні.

 

О ні!

 Являйся, зіронько, мені!

 Хоч в сні!

 В житті мені весь вік тужити —

 Не жити.

 Так най те серце, що в турботі,

 Неначе перла у болоті,

 Марніє, в’яне, засиха, —

 Хоч в сні на вид твій оживає,

 Хоч в жалощах живіше грає,

 По-людськи вільно віддиха,

 І того дива золотого

 Зазнає, щастя молодого,

 Бажаного, страшного того

 Гріха!

 

***

ГІЙОМ АПОЛЛІНЕР

МІСТ МІРАБО

 

Під мостом Мірабо струмує Сена

    Так і любов

    Біжить у тебе в мене

Журба і втіха крутнява шалена

 

    Хай б'є годинник ніч настає

    Минають дні а я ще є

 

Рука в руці постíймо очі в очі

    Під мостом рук

    Вода тече хлюпоче

Од вічних поглядів спочити хоче

 

    Хай б'є годинник ніч настає

    Минають дні а я ще є

 

Любов сплива як та вода бігуча

    Любов сплива

    Життя хода тягуча

Надія ж невгамовано жагуча

 

    Хай б'є годинник ніч настає

    Минають дні а я ще є

 

Минають дні години і хвилини

    Мине любов

    I знову не прилине

Під мостом Мірабо хай Сена плине

 

    Хай б'є годинник ніч настає

    Минають дні а я ще є

 

Переклад М. Лукаша

 

Райнер Марія Рільке

Осінь

Спадає листя, падає з-за хмар,

немов з небесного рясного саду.

Воно спадає, сповнене досади.

 

І з темряви, з ночей, із зорепаду

розприскує земля останній жар.

 

І нам опасти вже своя черга.

На себе глянь — ти губишся в ваганні.

 

Та є Господь, що на дбайливій длані

все впале милосердно зберіга.

Переклад Василя Стуса

Райнер Марія Рільке

ІЗ «СОНЕТІВ ДО ОРФЕЯ»

           ***

Ось дерево звелось. О виростання!

О спів Орфея! Співу повен слух

І змовкло все, та плине крізь мовчання

новий початок, знак новий і рух.

 

Виходять звірі з лісової тиші,

покинувши кубельця чи барліг;

вони, либонь, зробилися тихіші

не з остраху, не з хитрощів своїх,

 

а з прислухання. Рев, скавчання, гам

змаліли в їх серцях. Їм за пристанок

недавно ще була маленька хижа,

 

де крилася жадливість їхня хижа

і де при вході аж хитався ґанок, —

там ти воздвиг їх прислухання храм.

                                    Переклад Миколи Бажана

           ***

Райнер Марія Рільке

Устало древо. О гінке зростання!

Орфей співа. О вгору вольний гон!

I вмовкло все. I з того от мовчання

Постав новий зачин, новий закон.

 

Із лісу, що у лагоді світлішав,

Ринули звірі з леж своїх і гнізд;

Не лють їх гнала і не хижий хист,

Не ляк їх упокорив і утишив,

 

А слухання, вчування. Рев і рик

Змалів їм у серцях. I де допіру

Хіба яка хибарочка у хащах

 

Хилялася до первісних слухащих,

Де темна хіть чаїлась потай миру,—

Їм храм воздвиг співливий чарівник.

Переклад Микола Лукаша

 

***

Райнер Марія Рільке

О дерево звелось! О надвисання!

О крон нагірній гук — Орфеїв спів!

І змовкло все. Та вже й в самім мовчанні

новий початок, знак і порух зрів.

 

Із кубл і лігов звірі вирушали

в прояснений і виріджений ліс,

і видалось: не страх їм горла стис

і не від хитрощів вони змовкали,

 

а з наслухань. Пощухли їм в серцях

трубіж, і рев, і крики. Де не скоро

з’явилася б і хижка наслухання,

 

в яскині найтьмянішого бажання

із брамою, де аж двигтять підпори,

собори спорудив ти їм в ушах!

                             Переклад Василя Стуса

***

Констатинтин Бальмонт

 

 

ЗАВЕТ

Я спросил у свободного ветра,

Что мне сделать,чтоб быть молодым.

Мне ответил играющий ветер:

"Будь воздушным,как ветер,как дым!"

Я спросил у могучего моря,

В чём великий завет бытия.

Мне ответило звучное море:

"Будь всегда полнозвучным,как я!"

Я спросил у высокого солнца,

Как мне вспыхнуть светлее зари.

Ничего не ответило солнце,

Но душа услыхала:"Гори!"

 

 

***

Валерий Брюсов

Сонет к форме

     Есть тонкие властительные связи

     Меж контуром и запахом цветка.

     Так бриллиант невидим нам, пока

     Под гранями не оживет в алмазе.

 

     Так образы изменчивых фантазий,

     Бегущие, как в небе облака,

     Окаменев, живут потом века

     В отточенной и завершенной фразе.

 

     И я хочу, чтоб все мои мечты,

     Дошедшие до слова и до света,

     Нашли себе желанные черты.

 

     Пускай мой друг, разрезав том поэта,

     Упьется в нем и стройностью сонета,

     И буквами спокойной красоты!

 

***

Александр Блок

НЕЗНАКОМКА

По вечерам над ресторанами

Горячий воздух дик и глух,

И правит окриками пьяными

Весенний и тлетворный дух.

 

Вдали над пылью переулочной,

Над скукой загородных дач,

Чуть золотится крендель булочной,

И раздается детский плач.

 

И каждый вечер, за шлагбаумами,

Заламывая котелки,

Среди канав гуляют с дамами

Испытанные остряки.

 

Над озером скрипят уключины

И раздается женский визг,

А в небе, ко всему приученный

Бесмысленно кривится диск.

 

И каждый вечер друг единственный

В моем стакане отражён

И влагой терпкой и таинственной

Как я, смирён и оглушён.

 

А рядом у соседних столиков

Лакеи сонные торчат,

И пьяницы с глазами кроликов

«In vino veritas!» кричат.

 

И каждый вечер, в час назначенный

(Иль это только снится мне?),

Девичий стан, шелками схваченный,

В туманном движется окне.

 

И медленно, пройдя меж пьяными,

Всегда без спутников, одна

Дыша духами и туманами,

Она садится у окна.

 

И веют древними поверьями

Ее упругие шелка,

И шляпа с траурными перьями,

И в кольцах узкая рука.

 

И странной близостью закованный,

Смотрю за темную вуаль,

И вижу берег очарованный

И очарованную даль.

 

Глухие тайны мне поручены,

Мне чье-то солнце вручено,

И все души моей излучины

Пронзило терпкое вино.

 

И перья страуса склоненные

В моем качаются мозгу,

И очи синие бездонные

Цветут на дальнем берегу.

 

В моей душе лежит сокровище,

И ключ поручен только мне!

Ты право, пьяное чудовище!

Я знаю: истина в вине.

 

 

Александр Блок

О, весна без конца и без краю -

Без конца и без краю мечта!

Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!

И приветствую звоном щита!

 

Принимаю тебя, неудача,

И удача, тебе мой привет!

В заколдованной области плача,

В тайне смеха - позорного нет!

 

Принимаю бессонные споры,

Утро в завесах тёмных окна,

Чтоб мои воспалённые взоры

Раздражала, пьянила весна!

 

Принимаю пустынные веси!

И колодцы земных городов!

Осветлённый простор поднебесий

И томления рабьих трудов!

 

И встречаю тебя у порога -

С буйным ветром в змеиных кудрях,

С неразгаданным именем бога

На холодных и сжатых губах...

 

Перед этой враждующей встречей

Никогда я не брошу щита...

Никогда не откроешь ты плечи...

Но над нами - хмельная мечта!

 

И смотрю, и вражду измеряю,

Ненавидя, кляня и любя:

За мученья, за гибель - я знаю -

Всё равно: принимаю тебя!

 

 

***

 

Владимир Маяковский

ПОСЛУШАЙТЕ!

Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают -

значит - это кому-нибудь нужно?

Значит - кто-то хочет, чтобы они были?

Значит - кто-то называет эти плевочки

                                           жемчужиной?

И, надрываясь

в метелях полуденной пыли,

врывается к богу,

боится, что опоздал,

плачет,

целует ему жилистую руку,

просит -

чтоб обязательно была звезда! -

клянется -

не перенесет эту беззвездную муку!

А после

ходит тревожный,

но спокойный наружно.

Говорит кому-то:

"Ведь теперь тебе ничего?

Не страшно?

Да?!"

Послушайте!

Ведь, если звезды

зажигают -

значит - это кому-нибудь нужно?

Значит - это необходимо,

чтобы каждый вечер

над крышами

загоралась хоть одна звезда?!

           

Владимир Маяковский

НАТЕ!

                   Через час отсюда в чистый переулок

                   вытечет по человеку ваш обрюзгший жир,

                   а я вам открыл столько стихов шкатулок,

                   я - бесценных слов мот и транжир.

 

                   Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста

                   где-то недокушанных, недоеденных щей;

                   вот вы, женщина, на вас белила густо,

                   вы смотрите устрицей из раковин вещей.

 

                   Все вы на бабочку поэтиного сердца

                   взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.

                   Толпа озвереет, будет тереться,

                   ощетинит ножки стоглавая вошь.

 

                   А если сегодня мне, грубому гунну,

                   кривляться перед вами не захочется -и вот

                   я захохочу и радостно плюну,

                   плюну в лицо вам

                   я - бесценных слов транжир и мот.

 

 

Владимир Маяковский

КИЕВ

Лапы елок,

                                    лапки,

                                           лапушки...

                         Все в снегу,

                                      а теплые какие!

                         Будто в гости

                                       к старой,

                                                старой бабушке

                         я

                        вчера

                                 приехал в Киев.

                         Вот стою

                                  на горке

                                           на Владимирской,

                         Ширь во-всю -

                                       не вымчать и перу!

                         Так

                             когда-то,

                                       рассиявшись в выморозки,

                         Киевскую

                                  Русь

                                       оглядывал Перун.

 

Владимир Маяковский

Долг Украине

Знаете ли вы

            украинскую ночь?

Нет,

            вы не знаете украинской ночи!

Здесь

            небо

                        от дыма

                                   становится черно́,

и герб

            звездой пятиконечной вточен.

Где горилкой,

            удалью

                        и кровью

Запорожская

            бурлила Сечь,

проводов уздой

            смирив Днепровье,

Днепр

            заставят

                        на турбины течь.

И Днипро́

            по проволокам-усам

электричеством

            течёт по корпусам.

Небось, рафинада

и Гоголю надо!

 

 

  Мы знаем,

            курит ли,

                        пьёт ли Чаплин;

мы знаем

            Италии безрукие руины;

мы знаем,

            как Ду́гласа

                        галстух краплен…

А что мы знаем

            о лице Украины?

Знаний груз

            у русского

                        тощ —

тем, кто рядом,

            почёта мало.

Знают вот

            украинский борщ,

Знают вот

            украинское сало.

И с культуры

            поснимали пенку:

кроме

            двух

                        прославленных Тарасов —

Бульбы

            и известного Шевченка, —

ничего не выжмешь,

            сколько ни старайся.

А если прижмут —

            зардеется розой

и выдвинет

            аргумент новый:

возьмёт и расскажет

            пару курьёзов —

анекдотов

            украинской мовы.

Говорю себе:

            товарищ москаль,

на Украину

            шуток не скаль.

Разучите

            эту мову

                        на знамёнах —

                                   лексиконах алых, —

эта мова

            величава и проста:

«Чуешь, сурмы заграли,

час расплаты настав…»

Разве может быть

            затрёпанней

                        да тише

слова

            поистасканного

                        «Слышишь»?!

Я

            немало слов придумал вам,

взвешивая их,

            одно хочу лишь, —

чтобы стали

            всех

                        моих

                                   стихов слова

полновесными,

            как слово «чуешь».

 

Трудно

            людей

                        в одно истолочь,

собой

            кичись не очень.

Знаем ли мы украинскую ночь?

Нет,

            мы не знаем украинской ночи.

 

***

Сергей Есенин

ПИСЬМО МАТЕРИ

 

Ты жива еще, моя старушка?

Жив и я. Привет тебе, привет!

Пусть струится над твоей избушкой

Тот вечерний несказанный свет.

 

Пишут мне, что ты, тая тревогу,

Загрустила шибко обо мне,

Что ты часто xодишь на дорогу

В старомодном ветxом шушуне.

 

И тебе в вечернем синем мраке

Часто видится одно и то ж:

Будто кто-то мне в кабацкой драке

Саданул под сердце финский нож.

 

Ничего, родная! Успокойся.

Это только тягостная бредь.

Не такой уж горький я пропойца,

Чтоб, тебя не видя, умереть.

 

я по-прежнему такой же нежный

И мечтаю только лишь о том,

Чтоб скорее от тоски мятежной

Воротиться в низенький наш дом.

 

я вернусь, когда раскинет ветви

По-весеннему наш белый сад.

Только ты меня уж на рассвете

Не буди, как восемь лет назад.

 

Не буди того, что отмечталось,

Не волнуй того, что не сбылось,-

Слишком раннюю утрату и усталость

Испытать мне в жизни привелось.

 

И молиться не учи меня. Не надо!

К старому возврата больше нет.

Ты одна мне помощь и отрада,

Ты одна мне несказанный свет.

 

Так забудь же про свою тревогу,

Не грусти так шибко обо мне.

Не xоди так часто на дорогу

В старомодном ветxом шушуне.

 

Сергей Есенин

Собаке Качалова

Дай, Джим, на счастье лапу мне,

Такую лапу не видал я сроду.

Давай с тобой полаем при луне

На тихую, бесшумную погоду.

Дай, Джим, на счастье лапу мне.

 

Пожалуйста, голубчик, не лижись.

Пойми со мной хоть самое простое.

Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,

Не знаешь ты, что жить на свете стоит.

 

Хозяин твой и мил и знаменит,

И у него гостей бывает в доме много,

И каждый, улыбаясь, норовит

Тебя по шерсти бархатной потрогать.

 

Ты по-собачьи дьявольски красив,

С такою милою доверчивой приятцей.

И, никого ни капли не спросив,

Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.

 

Мой милый Джим, среди твоих гостей

Так много всяких и невсяких было.

Но та, что всех безмолвней и грустней,

Сюда случайно вдруг не заходила?

 

Она придет, даю тебе поруку.

И без меня, в ее уставясь взгляд,

Ты за меня лизни ей нежно руку

За все, в чем был и не был виноват.

 

Сергей Есенин 

Отговорила роща золотая

Березовым, веселым языком,

И журавли, печально пролетая,

Уж не жалеют больше ни о ком.

 

Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник -

Пройдет, зайдет и вновь покинет дом.

О всех ушедших грезит конопляник

С широким месяцем над голубым прудом.

 

Стою один среди равнины голой,

А журавлей относит ветром в даль,

Я полон дум о юности веселой,

Но ничего в прошедшем мне не жаль.

 

Не жаль мне лет, растраченных напрасно,

Не жаль души сиреневую цветь.

В саду горит костер рябины красной,

Но никого не может он согреть.

 

Не обгорят рябиновые кисти,

От желтизны не пропадет трава,

Как дерево роняет тихо листья,

Так я роняю грустные слова.

 

И если время, ветром разметая,

Сгребет их все в один ненужный ком...

Скажите так... что роща золотая

Отговорила милым языком.

 

***

Анна Ахматова

Я научилась просто, мудро жить,

Смотреть на небо и молиться Богу,

И долго перед вечером бродить,

Чтоб утомить ненужную тревогу.

 

Когда шуршат в овраге лопухи

И никнет гроздь рябины желто-красной,

Слагаю я веселые стихи

О жизни тленной, тленной и прекрасной.

 

Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь

Пушистый кот, мурлыкает умильней,

И яркий загорается огонь

На башенке озерной лесопильни.

 

Лишь изредка прорезывает тишь

Крик аиста, слетевшего на крышу.

И если в дверь мою ты постучишь,

Мне кажется, я даже не услышу.

 

Анна Ахматова

МУЖЕСТВО

 

Мы знаем, что ныне лежит на весах

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет.

 

Не страшно под пулями мертвыми лечь,

Не горько остаться без крова,

И мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово.

 

Свободным и чистым тебя пронесем,

И внукам дадим, и от плена спасем

Навеки!

 

Анна Ахматова

Александру Блоку

Я пришла к поэту в гости.

Ровно в полдень. Воскресенье.

Тихо в комнате просторной,

А за окнами мороз

 

И малиновое солнце

Над лохматым сизым дымом…

Как хозяин молчаливый

Ясно смотрит на меня!

 

У него глаза такие,

Что запомнить каждый должен;

Мне же лучше, осторожной,

В них и вовсе не глядеть.

 

Но запомнится беседа,

Дымный полдень, воскресенье

В доме сером и высоком

У морских ворот Невы.

 

Анна Ахматова

Мне голос был. Он звал утешно.

Он говорил: «Иди сюда,

Оставь свой край глухой и грешный.

Оставь Россию навсегда.

Я кровь от рук твоих отмою,

Из сердца выну чёрный стыд,

Я новым именем покрою

Боль поражений и обид».

Но равнодушно и спокойно

Руками я замкнула слух,

Чтоб этой речью недостойной

Не осквернился скорбный слух…

 

Анна Ахматова

Творчество

Бывает так: какая-то истома;

В ушах не умолкает бой часов;

Вдали раскат стихающего грома.

Неузнанных и пленных голосов

Мне чудятся и жалобы и стоны,

Сужается какой-то тайный круг,

Но в этой бездне шёпотов и звонов

Встает один, всё победивший звук.

Так вкруг него непоправимо тихо,

Что слышно, как в лесу растёт трава,

Как по земле идёт с котомкой лихо...

Но вот уже послышались слова

И лёгких рифм сигнальные звоночки, -

Тогда я начинаю понимать,

И просто продиктованные строчки

Ложатся в белоснежную тетрадь.

 

***

Марина Цветаева

Стихи растут, как звезды и как розы,

Как красота — ненужная в семье.

А на венцы и на апофеозы —

Один ответ: «Откуда мне сие?»

 

Мы спим — и вот, сквозь каменные плиты,

Небесный гость в четыре лепестка.

О мир, пойми! Певцом — во сне — открыты

Закон звезды и формула цветка.

*****

Федерико Гарсиа Лорка

Гитара

            Начинается

            плач гитары.

            Разбивается

            чаша утра.

            Начинается

            плач гитары.

            О, не жди от нее

            молчанья,

            не проси у нее

            молчанья!

            Неустанно

            гитара плачет,

            как вода по каналам - плачет,

            как ветра над снегами - плачет,

            не моли ее о молчанье!

            Так плачет закат о рассвете,

            так плачет стрела без цели,

            так песок раскаленный плачет

 

            о прохладной красе камелий.

            Так прощается с жизнью птица

            под угрозой змеиного жала.

            О гитара,

            бедная жертва

            пяти проворных кинжалов!

                   Перевод Марины Цветаевой

 

***

Арсений Тарковский

 

И это снилось мне, и это снится мне,

И это мне ещё когда-нибудь приснится,

И повторится всё, и всё довоплотится,

И вам приснится всё, что видел я во сне.

 

Там, в стороне от нас, от мира в стороне

Волна идёт вослед волне о берег биться,

А на волне звезда, и человек, и птица,

И явь, и сны, и смерть - волна вослед волне.

 

Не надо мне числа : я был, и есмь, и буду,

Жизнь - чудо из чудес, и на колени чуду

Один, как сирота, я сам себя кладу,

Один, среди зеркал - в ограде отражений

Морей и городов, лучащихся в чаду.

И мать в слезах берёт ребёнка на колени.

 

 

***

Борис Пастернак

НОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ

 

Я пропал, как зверь в загоне.

Где-то люди, воля, свет,

А за мною шум погони,

Мне наружу ходу нет.

 

Темный лес и берег пруда,

Ели сваленной бревно.

Путь отрезан отовсюду.

Будь что будет, все равно.

 

Что же сделал я за пакость,

Я убийца и злодей?

Я весь мир заставил плакать

Над красой земли моей.

 

Но и так, почти у гроба,

Верю я, придет пора -

Силу подлости и злобы

Одолеет дух добра.

 

***

Олександр Олесь

 ЧАРИ НОЧІ

Сміються, плачуть солов'ї

 І б'ють пiснями в груди:

 "Цілуй, цілуй, цілуй її, -

 Знов молодiсть не буде!

 

Ти не дивись, що буде там,

 Чи забуття, чи зрада:

 Весна іде назустріч вам,

 Весна в сей час вам рада.

 

На мент єдиний залиши

 Свій сум, думки і горе -

 І струмінь власної душі

 Улий в шумляче море.

 

Лови летючу мить життя!

 Чаруйсь, хмелій, впивайся

 І серед мрій і забуття

 В розкошах закохайся.

 

Поглянь, уся земля тремтить

 В палких обіймах ночі,

 Лист квітці рвійно шелестить,

 Траві струмок воркоче.

 

Відбились зорі у воді,

 Летять до хмар тумани...

 Тут ллються пахощі густі,

 Там гнуться верби п'яні.

 

Як іскра ще в тобі горить

 І згаснути не вспіла, -

 Гори! Життя - єдина мить,

 Для смерті ж - вічність ціла.

 

Чому ж стоїш без руху ти,

 Коли ввесь світ співає?

 Налагодь струни золотi:

 Бенкет весна справляє.

 

І сміло йди під дзвін чарок

 З вогнем, з піснями в гості

 На свято радісне квіток,

 Кохання, снів і млості.

 

Загине все без вороття:

 Що візьме час, що люди,

 Погасне в серцi багаття,

 І захолонуть груди.

 

І схочеш ти вернуть собі,

 Як Фауст, дні минулі...

 Та знай: над нас - боги скупі,

 Над нас - глухi й нечулі..."

 

Сміються, плачуть солов'ї

 І б'ють пiснями в груди:

 "Цілуй, цілуй, цілуй її -

 Знов молодiсть не буде!"

 

 

Олександр Олесь

Ти не прийшла в вечірній час...

 Без тебе день вмирав сьогодні,

 Без тебе захід смутно гас

 І сонце сходило в безодні...

 Ти не прийшла в вечірній час.

 

Тебе, здавалось, ждало море,

 І все не гасли скелі гір,

 І все дивилися в простори...

 І довго їх останній зір

 Шукав тебе і гас на морі.

 

Ти не прийшла в вечірній час...

 Самотньо сонце попрощалось,

 І сумно, сумно день погас...

 Когось, мов, серце не дождалось,

 Хтось не прийшов в вечірній час.

***

Николай Заболоцкий

Читая стихи

 

Любопытно, забавно и тонко:

Стих, почти непохожий на стих.

Бормотанье сверчка и ребенка

В совершенстве писатель постиг.

 

И в бессмыслице скомканной речи

Изощренность известная есть.

Но возможно ль мечты человечьи

В жертву этим забавам принесть?

 

И возможно ли русское слово

Превратить в щебетанье щегла,

Чтобы смысла живая основа

Сквозь него прозвучать не могла?

 

Нет! Поэзия ставит преграды

Нашим выдумкам, ибо она

Не для тех, кто, играя в шарады,

Надевает колпак колдуна.

 

Тот, кто жизнью живет настоящей,

Кто к поэзии с детства привык,

Вечно верует в животворящий,

Полный разума русский язык.

 

 

 

Николай Заболоцкий

Некрасивая девочка

 

     Среди других играющих детей

     Она напоминает лягушонка.

     Заправлена в трусы худая рубашонка,

     Колечки рыжеватые кудрей

     Рассыпаны, рот длинен, зубки кривы,

     Черты лица остры и некрасивы.

     Двум мальчуганам, сверстникам ее,

     Отцы купили по велосипеду.

     Сегодня мальчики, не торопясь к обеду,

     Гоняют по двору, забывши про нее,

     Она ж за ними бегает по следу.

     Чужая радость так же, как своя,

     Томит ее и вон из сердца рвется,

     И девочка ликует и смеется,

     Охваченная счастьем бытия.

     Ни тени зависти, ни умысла худого

     Еще не знает это существо.

     Ей все на свете так безмерно ново,

     Так живо все, что для иных мертво!

     И не хочу я думать, наблюдая,

     Что будет день, когда она, рыдая,

     Увидит с ужасом, что посреди подруг

     Она всего лишь бедная дурнушка!

     Мне верить хочется, что сердце не игрушка,

     Сломать его едва ли можно вдруг!

     Мне верить хочется, что чистый этот пламень,

     Который в глубине ее горит,

     Всю боль свою один переболит

     И перетопит самый тяжкий камень!

     И пусть черты ее нехороши

     И нечем ей прельстить воображенье,-

     Младенческая грация души

     Уже сквозит в любом ее движенье.

     А если это так, то что есть красота

     И почему ее обожествляют люди?

     Сосуд она, в котором пустота,

     Или огонь, мерцающий в сосуде?

***

.Ліна Костенко

 

Життя іде і все без коректур.

І час летить, не стишує галопу.

Давно нема маркізи Помпадур,

і ми живем уже після потопу.

Не знаю я, що буде після нас,

в які природа убереться шати.

Єдиний, хто не втомлюється, – час.

А ми живі, нам треба поспішати.

Зробити щось, лишити по собі,

а ми, нічого, – пройдемо, як тіні,

щоб тільки неба очі голубі

цю землю завжди бачили в цвітінні.

Щоб ці ліси не вимерли, як тур,

щоб ці слова не вичахли, як руди.

Життя іде і все без коректур,

і як напишеш, так уже і буде.

Але не бійся прикрого рядка.

Прозрінь не бійся, бо вони як ліки.

Не бійся правди, хоч яка гірка,

не бійся смутків, хоч вони як ріки.

Людині бійся душу ошукать,

бо в цьому схибиш – то уже навіки.

 

Ліна Костенко

 

Хай буде легко. Дотиком пера.

 Хай буде вічно. Спомином пресвітлим.

 Цей білий світ — березова кора,

 по чорних днях побілена десь звідтам.

 Сьогодні сніг іти вже поривавсь.

 Сьогодні осінь похлинулась димом.

 Хай буде гірко. Спогадом про Вас.

 Хай буде світло, спогадом предивним.

 Хай не розбудить смутку телефон.

 Нехай печаль не зрушиться листами.

 Хай буде легко. Це був тільки сон,

 що ледь торкнувся пам'яті вустами.

 

Ліна Костенко

 

Спини мене отямся і отям

 така любов буває раз в ніколи

 вона ж промчить над зламаним життям

 за нею ж будуть бігти видноколи

 вона ж порве нам спокій до струни

 вона ж слова поспалює вустами

 спини мене спини і схамени

 ще поки можу думати востаннє

 ще поки можу але вже не можу

 настала черга й на мою зорю

 чи біля тебе душу відморожу

чи біля тебе полум’ям згорю

 

Ліна Костенко

Доборолися, добалакалися,

досварилися, аж гримить.

Україно, чи ти була колись

незалежною, хоч на мить

Від кайданів, що волю сковують?

Від копит, що у душу б’ють?

Він чужих, що тебе скуповують?

І своїх, що тебе продають?

 

Ліна Костенко

Прости мені, мій змучений народе,

що я мовчу. Дозволь мені мовчать!

Бо ж сієш, сієш, а воно не сходе,

І тільки змії кубляться й сичать.

Всі проти всіх, усі ні з ким не згодні.

Злість рухає людьми,

але у бік безодні.

 

 

Ліна Костенко

І  дощ,  і  сніг,  і  віхола,  і  вітер.

 Високовольтна  лінія  Голгоф.

 На  біле  поле  гайвороння  літер

 впаде  як  хмари,  цілі  хмари  строф.

 

 Нове  століття  вже  на  видноколі,

 і  час  новітню  створює  красу.

 А  ритми  мчать  -  як  вершники  у  полі.

 А  рима  віршам  запліта  косу.

 

 І  в  епіцентрі  логіки  і  стресу,

 де  все  змішалось  -  рідне  і  чуже,

 цінує  розум  вигуки  прогресу,

 душа  скарби  прадавні  стереже.

 

Ліна Костенко

В  дні,  прожиті  печально  і  просто,

 все  було  як  незайманий  сніг.

 Темнооким  чудесним  гостем

 я  чекала  тебе  з  доріг.

 Забарився,  прийшов  нескоро.

 Мандрувала  я  дні  в  жалю.

 І  в  недобру  для  серця  пору

 я  сказала  комусь:  -  Люблю.  -

 Хтось  підносив  мене  до  неба,

 я  вдихала  його,  голубе...

 І  не  мріяла  вже  про  тебе,

 щоби  цим  не  образити  тебе.

 А  буває  -  спинюсь  на  місці,

 простягаю  руки  без  слів,

 ніби  жду  чудесної  вісті

 з  не  відомих  нікому  країв...

 Є  для  серця  така  покута  -

 забувати  скоріше  зло,

 аніж  те,  що  мусило  бути

 і  чого  в  житті  не  було.

 

Ліна Костенко

Вже  почалось,  мабуть,  майбутнє. 

 Оце,  либонь,  вже  почалось… 

 Не  забувайте  незабутнє, 

 воно  вже  інеєм  взялось! 

 

 І  не  знецінюйте  коштовне, 

 не  загубіться  у  юрбі. 

 Не  проміняйте  неповторне 

 на  сто  ерзаців  у  собі! 

 

 Минають  фронди  і  жіронди, 

 минає  славне  і  гучне. 

 Шукайте  посмішку  Джоконди, 

 вона  ніколи  не  мине. 

 

 Любіть  травинку,  і  тваринку, 

 і  сонце  завтрашнього  дня, 

 вечірню  в  попелі  жаринку, 

 шляхетну  інохідь  коня. 

 

 Згадайте  в  поспіху  вагона, 

 в  невідворотності  зникань, 

 як  рафаелівська  Мадонна 

 у  вічі  дивиться  вікам! 

 

 В  епоху  спорту  і  синтетики 

 людей  велика  ряснота. 

 Нехай  тендітні  пальці  етики 

 торкнуть  вам  серце  і  вуста.

 

Ліна Костенко

Красива  осінь  вишиває  клени 

 Червоним,  жовтим,  срібним,  золотим. 

 А  листя  просить:  –  Виший  нас  зеленим! 

 Ми  ще  побудем,  ще  не  облетим. 

 

 А  листя  просить:  –  Дай  нам  тої  втіхи! 

 Сади  прекрасні,  роси  –  як  вино. 

 Ворони  п'ють  надкльовані  горіхи. 

 А  що  їм,  чорним?  Чорним  все  одно. 

 

Ліна Костенко

Страшні  слова,  коли  вони  мовчать,

 Коли  вони  зненацька  причаїлись,

 Коли  не  знаєш,  з  чого  їх  почать,

 Бо  всі  слова  були  уже  чиїмись.

 

 

 Хтось  ними  плакав,  мучився,  болів, 

  із  них  почав  і  ними  ж  і  завершив.     

  Людей  мільярди,  і  мільярди  слів, 

  а  ти  їх  маєш  вимовити  вперше!       

 

 

 Все  повторялось:  і  краса,  й  потворність. 

 Усе  було:  асфальти  й  спориші. 

 Поезія  -  це  завжди  неповторність,

 якийсь  безсмертний  дотик  до  душі.

 

***

Иосиф Бродский

Я входил вместо дикого зверя в клетку,

выжигал свой срок и кликуху гвоздём в бараке,

жил у моря, играл в рулетку,

обедал чёрт знает с кем во фраке.

С высоты ледника я озирал полмира,

трижды тонул, дважды бывал распорот.

Бросил страну, что меня вскормила.

Из забывших меня можно составить город.

Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,

надевал на себя что сызнова входит в моду,

сеял рожь, покрывал чёрной толью гумна

и не пил только сухую воду.

Я впустил в свои сны воронёный зрачок конвоя,

жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.

Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;

перешёл на шёпот. Теперь мне сорок.

Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.

Только с горем я чувствую солидарность.

Но пока мне рот не забили глиной,

из него раздаваться будет лишь благодарность.

 

***

 

Булат Окуджава

 Грузинская песня

Виноградную косточку в теплую землю зарою, 

и лозу поцелую, и спелые гроздья сорву, 

и друзей созову, на любовь своё сердце настрою. 

А иначе зачем на земле этой вечной живу? 

 

Собирайтесь-ка, гости мои, на моё угощенье, 

говорите мне прямо в лицо, кем пред вами слыву. 

Царь небесный пошлет мне прощение за прегрешенья. 

А иначе зачем на земле этой вечной живу? 

 

В темно-красном своём будет петь для меня моя Дали, 

в чёрно-белом своем преклоню перед нею главу, 

и заслушаюсь я, и умру от любви и печали. 

А иначе зачем на земле этой вечной живу? 

 

И когда заклубится закат, по углам залетая, 

пусть опять и опять предо мной проплывут наяву 

белый буйвол, и синий орел, и форель золотая.

А иначе зачем на земле этой вечной живу?

 

***

Александр Галич

Старательский вальсок

 Мы давно называемся взрослыми

И не платим мальчишеству дань,

И за кладом на сказочном острове

Не стремимся мы в дальнюю даль.

Ни в пустыню, ни к полюсу холода,

Ни на катере ...к этакой матери.

Но поскольку молчание - золото,

То и мы, безусловно, старатели.

         Промолчи - попадешь в богачи!

         Промолчи, промолчи, промолчи!

И не веря ни сердцу, ни разуму,

Для надежности спрятав глаза,

Сколько раз мы молчали по-разному,

Но не против, конечно, а за!

Где теперь крикуны и печальники?

Отшумели и сгинули смолоду...

А молчальники вышли в начальники,

Потому что молчание - золото.

         Промолчи - попадешь в первачи!

         Промолчи, промолчи, промолчи!..

***

Евгений Евтушенко

Людей неинтересных в мире нет.

Их судьбы—как истории планет.

У каждой всё особое, свое,

и нет планет, похожих на нее.

 

А если кто-то незаметно жил

и с этой незаметностью дружил,

он интересен был среди людей

самой неинтерестностью своей.

 

У каждого—свой тайный личный мир.

Есть в мире этом самый лучший миг.

Есть в мире этом самый страшный час,

но это всё неведомо для нас.

 

И если умирает человек,

с ним умирает первый его снег,

и первый поцелуй, и первый бой...

Всё это забирает он с собой.

 

Да, остаются книги и мосты,

машины и художников холсты,

да, многому остаться суждено,

но что-то ведь уходит всё равно.

 

Таков закон безжалостной игры.

Не люди умирают, а миры.

Людей мы помним, грешных и земных.

А что мы знали, в сущности, о них?

 

Что знаем мы про братьев, про друзей,

что знаем о единственной своей?

И про отца родного своего

мы, зная всё, не знаем ничего.

 

Уходят люди... Их не возвратить.

Их тайные миры не возродить.

И каждый раз мне хочется опять

от этой невозвратности кричать.

 

Евгений Евтушенко

Лингвистика

 

Лингвистика – ты мысль и чувство,

Oдна из нравственных основ.

Как нет искусства для искусства,

Tак нет на свете слов для слов.

 

Лингвисты, вы средь злобных кликов,

B овраждении идей,

Усыновители языков,

И побратители людей.

 

Русь подтвердила своё право

Жить, не склоняя головы,

Словарным вкладом Святослава,

Сказавшего: «Иду на вы!»

 

И парижаночкам с присвистом

Казаки, ус крутя хитро,

Кричали со стремян: «Эй, быстро!» –

Вот как произошло «бистро».

 

Негоже хвастаться спесиво,

Но атеистам на Руси

И тем пришлось бурчать: «Спасибо»,

Забыв, что это: «Бог спаси»...

 

Звуча у Пушкина так дивно,

Язык наш корчится в тоске,

Когда пошлят богопротивно

На нём, на русском языке.

 

Язык, наш вечный воскреситель,

Не даст он правды избегать.

На языке таком красивом

Так некрасиво людям лгать.

 

Как бы неправда ни крестилась,

На ней не вижу я креста.

Есть пропасть между слов –

«Красивость» и «подлинная красота».                

 

В сугробах гибли доходяги,

А вот Исаевич не зря

Слова, забытые в ГУЛАГе,

Выписывал из словаря.

 

Без словарей нам нет дороги,

Не победить ни смерть, ни страх.

Со словарем нет безнадеги –

Надежды скрыты в словарях.

 

Язык мой русский, снежно хрусткий,

В тебе колокола, сверчки

И поскрип квашеной капустки,

Где алых клюковок зрачки.

 

Ты, и не думая зазнаться,

Гостеприимный наш язык,

В себя воспринял дух всех наций,

И тем по-пушкински велик.

 

Как страшно верить в гибель мира

И вместе с ней в кошмар конца

Гомера, Данта и Шекспира,

Флобера, Твена, Маркеса.

 

Европе Азия – опора.

Страх обоюдный – позади.

Нельзя без Ганди и Тагора,

Акутагавы, Бо Цзю И.

 

Судьбой балканской озаботив,

Моей Россией не забыт,

Мне руку подал Христо Ботев,

Там, где когда-то был убит.

 

Я с Гёте, с Бёллем не расстался,

Взяв у них столькое взаймы,

Но я горжусь, что на рейхстаге

По-русски расписались мы.

           

 

***

Александр Володин

Стыдно быть несчастливым

 

 

Если бы мне разрешили - потом, потом, когда кончится война,

когда совсем кончится и все уже будет позади, - пускай не жить,

к чему такая крайность,

но просто оказаться Там и просто увидеть,

просто посмотреть вокруг - что будет?

Тогда, тогда, когда - совсем, совсем кончится война...

И мне разрешили.

Не просто смотреть, но:

купаться, кататься, кувыркаться,

одеваться, раздеваться,

подниматься, опускаться,

напиваться и не напиваться,

обижаться и не обижаться,

забываться и не забываться

и еще тысячу всего только на эту рифму,

и еще сто тысяч - на другие.

Стыдно быть несчастливым.

А женщины......

самые, казалось бы, несовершенные, иногда говорят такие слова...

.... И так смешно шутят, и так проницательно думают о нас -

чтобы нам было лучше, чтобы нам было сладко - с последней из всех, как с первой из всех.

И то и дело это им удается, то тут, то там, то так, то сяк.

А если не удается, они страдают молча.

А если говорят - иногда говорят такие слова...

 

Стыдно быть несчастливым.

 

А есть собаки.

Они не умеют читать, ничего не читали, ни одной строчки!

Ни разу по этому поводу у них не колотилось сердце,

не подступал комок к горлу,

они ни разу не хохотали,

не перечитывали вслух своим знакомым.

 

Стыдно быть несчастливым.

 

А есть коровы - только и знают, что жуют свою жвачку

и ничего не делают своими руками.

Не смогли бы, даже если бы захотели!

Пустяковый подарочек теленку - и то не в силах.

Не говоря уже о работе ума:

что-нибудь сочинить,

сделать мало-мальское открытие на пользу таким же коровам, как они,

и заволноваться, и вскричать: «Чёрт побери!»

Ничего этого для них не существует.

 

Стыдно быть несчастливым.

 

Да что там, есть улитки!

Им за всю свою жизнь суждено увидеть метр земли максимум...

Просто увидеть!

Просто смотреть, что происходит теперь, теперь, когда совсем, совсем кончилась война.

Нет, если бы мне разрешили одно только это - я бы и тогда сказал:

 

«Стыдно быть несчастливым».

 

И каждый раз, когда я несчастлив, я твержу себе это:

«Стыдно, стыдно, стыдно быть несчастливым».

 

***

Николай Добронравов

ХЛЕБ

 

Хлеб из затхлой муки, пополам с отрубями,

Помним в горькие годы ясней, чем себя мы.

Хлеб везли на подводе. Стыл мороз за прилавком.

Мы по карточкам хлеб забирали на завтра.

Ах какой он был мягкий, какой был хороший!

Я ни разу не помню, чтоб хлеб был засохший…

Отчего ж он вкусней, чем сегодняшний пряник,

Хлеб из затхлой муки, пополам с отрубями?

 

Может быть, оттого, что, прощаясь, солдаты

Хлеб из двери теплушки раздавали ребятам.

Были равными все мы тогда перед хлебом,

Перед злым, почерневшим от «Юнкерсов» небом,

Пред воспетой и рухнувшей вдруг обороной.

Перед жёлтенькой, первой в семье похоронной,

Перед криком «ура», и блокадною болью,

Перед пленом и смертью, перед кровью и солью.

Хлеб из затхлой муки, пополам с отрубями,

И солдаты, и маршалы вместе рубали.

Ели, будто молясь, доедали до крошки.

Всю войну я не помню даже корки засохшей.

 

…За витриною хлеб вызывающе свежий.

Что ж так хочется крикнуть: «Мы все те же! Все те же!»?

Белой булки кусок кем-то под ноги брошен.

Всю войну я не помню даже крошки засохшей…

Мы остались в живых. Стала легче дорога.

Мы черствеем, как хлеб, которого много.

 

Николай Добронравов

У БУКИНИСТА

 

Пахнут бессмертьем книжки. Подвальчик гнилой и мглистый…

Часами стоит мальчишка в лавке у букиниста.

 

Смотрят глаза лилово, пристально и глубоко…

Он спрашивает Гумилева, Хлебникова и Блока.

 

Ему с утра перед школой дает двугривенный мама,

А он собирает деньги на Осипа Мандельштама.

 

На прошлой неделе Кафку открыл для себя мальчишка.

И снова он в книжной лавке. Он вечно чего-то ищет.

 

Болезнь эта не проходит. Я знаю таких ребят, —

Мальчишка в конечном счете найдет самого себя.

 

 

Наивная зависть к десятому классу…

Стать старше хотелось не мне одному,

Когда по призыву июньскому

 

сразу

 

Те парни из школы ушли на войну.

 

А раньше, зимой, юбилею навстречу,

А может быть, так… не упомнишь всего…

Был в школе у нас поэтический вечер.

Учитель-словесник готовил его.

 

Убранство нехитрое школьного зала.

Уж «сцена» готова, и Демон одет.

«Артистов» то в жар, а то в холод бросало.

Над сценою в рамке — великий поэт.

Пророческий взгляд рокового портрета!

Тогда я тревогу в себе погасил…

Но Лермонтов в строгих своих эполетах

Глазами войны на мальчишек косил!

 

Солдаты, мальчишки — невольники чести,

Вы слышали голос снарядов и мин…

В июньскую полночь шагнули все вместе.

Домой не вернулся никто. Ни один.

Витали над вами великие строки.

Рыдала солдаткой великая Русь.

А вам и в строю вспоминались уроки

Да «Сон», что учитель читал наизусть.

 

Не сразу до школы та весть долетела.

Старик обомлел. Словно раненый, сник.

Сильнее с тех пор под лопаткой болело —

Не мог пережить, что он пережил их.

 

А нам, малышам, стало страшно и странно,

Когда он заплакал, начав говорить,

Что бабке Мишеля в деревне Тарханы

Гусара-поэта пришлось хоронить.

 

…Портреты: весь класс, весь тогдашний десятый.

Есть в школьных музеях пронзительный свет…

Ребята в последний свой вечер засняты.

На стенде портрета словесника нет,

 

Спасибо за милость, мой ангел-хранитель,

За жизнь,

 

что мне доброй судьбою дана…

 

Вчера мне приснилось: я — школьный учитель.

Иду на уроки. И завтра — война.

 

 

 

***

Вл. Высоцкий 

Баллада о борьбе

 Сpедь оплывших свечей

 И вечеpних молитв,

 Сpедь военных тpофеев

 И миpных костpов

 Жили книжные дети,

 Не знавшие битв,

 Изнывая от мелких

 Своих катастpоф.

 

Детям вечно досаден

 Их возpаст и быт, -

 И дpались мы до ссадин,

 До смеpтных обид.

 Hо одежды латали

 Hам матеpи в сpок,

 Мы же книги глотали,

 Пьянея от стpок.

 

Липли волосы нам

 На вспотевшие лбы,

 И сосало под ложечкой

 Сладко от фpаз,

 И кpужил наши головы

 Запах боpьбы,

 Со стpаниц пожелтевших

 Слетая на нас.

 

И пытались постичь

 Мы, не знавшие войн,

 За воинственный клич

 Пpинимавшие вой,

 Тайну слова "пpиказ",

 Hазначенье гpаниц,

 Смысл атаки и лязг

 Боевых колесниц.

 

А в кипящих котлах

 Пpежних боен и смут

 Столько пищи для маленьких

 Наших мозгов!

 Мы на pоли пpедателей,

 Тpусов, иуд

 В детских игpах своих

 Назначали вpагов.

 

И злодея следам

 Hе давали остыть,

 И пpекpаснейших дам

 Обещали любить,

 И, дpузей успокоив

 И ближних любя,

 Мы на pоли геpоев

 Вводили себя.

 

Только в гpёзы нельзя

 Насовсем убежать:

 Кpаткий век у забав -

 Столько боли вокpуг!

 Постаpайся ладони

 У мёpтвых pазжать

 И оpужье пpинять

 Из натpуженных pук.

 

Испытай, завладев

 Ещё тёплым мечом

 И доспехи надев,

 Что почём, что почём!

 Разбеpись, кто ты - тpус

 Иль избpанник судьбы,

 И попpобуй на вкус

 Hастоящей боpьбы.

 

И когда pядом pухнет

 Изpаненный дpуг,

 И над пеpвой потеpей

 Ты взвоешь, скоpбя,

 И когда ты без кожи

 Останешься вдpуг

 Оттого, что убили его -

 Не тебя, -

 

Ты поймёшь, что узнал,

 Отличил, отыскал

 По оскалу забpал:

 Это - смеpти оскал!

 Ложь и зло - погляди,

 Как их лица гpубы!

 И всегда позади -

 Воpоньё и гpобы.

 

 

Если мяса с ножа

 Ты не ел ни куска,

 Если pуки сложа

 Наблюдал свысока,

 И в боpьбу не вступил

 С подлецом, с палачом, -

 Значит, в жизни ты был

 Ни пpи чём, ни пpи чём!

 

 Если, путь пpоpубая

 Отцовским мечом,

 Ты солёные слёзы

 На ус намотал,

 Если в жаpком бою

 Испытал, что почём, -

 Значит, нужные книги

 Ты в детстве читал!

 

Владимир Высоцкий

ОХОТА НА ВОЛКОВ

         Рвусь из сил и из всех сухожилий,

            Но сегодня - опять, как вчера,-

            Обложили меня, обложили,

            Гонят  весело на номера.

            Из-за елей хлопочут двустволки -

            Там охотники прячутся в тень.

            На снегу кувыркаются волки,

            Превратившись в живую мишень.

                       Идет охота на волков, идет охота!

                        На серых хищников - матерых и щенков.

                        Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

                        Кровь на снегу и пятна красные флажков.

            Не на равных играют с волками

            Егеря, но не дрогнет рука!

            Оградив нам свободу флажками,

            Бьют уверенно, наверняка.

            Волк не может нарушить традиций.

            Видно, в детстве, слепые щенки,

            Мы, волчата, сосали волчицу

            И всосали - "Нельзя за флажки!"

                        Идет охота на волков, идет охота!

                        На серых хищников - матерых и щенков.

                        Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

                        Кровь на снегу и пятна красные флажков.

            Наши ноги и челюсти быстры.

            Почему же - вожак, дай ответ -

            Мы затравленно мчимся на выстрел

            И не пробуем через запрет?

            Волк не должен, не может иначе!

            Вот кончается время мое.

            Тот, которому я предназначен,

            Улыбнулся и поднял ружье.

                        Идет охота на волков, идет охота!

                        На серых хищников - матерых и щенков.

                        Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

                        Кровь на снегу и пятна красные флажков.

            Я из повиновения вышел

            За флажки - жажда жизни сильней!

            Только сзади я радостно слышал

            Удивленные крики людей.

            Рвусь из сил, из всех сухожилий,

            Но сегодня - не так, как вчера!

            Обложили меня, обложили,

            Но остались ни с чем егеря!

                        Идет охота на волков, идет охота!

                        На серых хищников - матерых и щенков.

                        Кричат загонщики, и лают псы до рвоты.

                        Кровь на снегу и пятна красные флажков.

 

***

Мать Тереза

Просьба к БОГУ

 

Я попросила у Господа забрать мою гордыню,

А Бог сказал мне: "Нет".

Он сказал, что гордыню не забирают,

От нее отрекаются.

 

Я попросила у Бога даровать мне терпение,

А Бог сказал мне: "Нет".

Он сказал, что терпение - результат испытаний,

Его не дают, а заслуживают.

 

Я попросила Бога даровать мне счастье,

А Бог сказал мне: "Нет".

Он сказал, что дает благословение,

А буду ли я счастлива, зависит от меня.

 

Я попросила Бога уберечь меня от боли,

А Бог сказал мне: "Нет".

Он сказал, что страдания отделяют человека

От мирских забот и приближают к Нему.

 

Я попросила у Бога духовного роста,

А Бог сказал мне: "Нет".

Он сказал, что дух должен вырасти сам.

 

Я попросила у Бога помочь мне любить других,

Так же, как Он любит меня,

А Бог сказал: "Наконец-то ты поняла,

О чем надо просить..."

 

Я попросила сил, а Бог послал испытания,

Чтобы закалить меня.

Я попросила мудрости, а Бог послал проблемы,

Над которыми надо ломать голову.

 

Я попросила мужества, а Бог послал опасность.

Я попросила любви, а Бог послал

нуждающихся в моей помощи.

 

Я попросила благ, а Бог мне дал возможности.

Я не получила ничего из того, что просила.

Я получила все, что мне было нужно.

 

*****

 

Юлий Ким

ОБЪЯСНЕНИЕ  

 

- Послушайте , вы ходите за мною по пятам !

- Ну да. А что ?

- Вы глаз с меня не сводите, я что картинка вам ?

- Ну да. А что ?

- Вы вечно караулите меня на вашей улице...

- Ну да. А что ?

- "Ну да, а что,ну да, а что ?" - заладил словно дятел !

- Ну да. А что ?

 

- Это вы тогда собаку притащили для меня ?

- А что ? Ну я.

- Это вы тогда в окошко запустили воробья ?

- А что ? Ну я.

- А то, что целый день потом гонялся пёс за воробьём !

- Да ? И что ?

- Они удрали, но сперва пустили мебель на дрова !

- Фью-ю... Да ну ?!

 

Что ж поделать, это глупо, очевидно,

Но за то ведь видно - отчего.

- Да, но как-то не солидно,

И вам должно быть стыдно !

- Ну да ! Ещё чего !

 

Ведь я всё это делаю по крайней мере год !

- Ну да. И что ?

- И вам всё это нравится, а не наоборот !

- Ну да. И что ?

- А то, что для меня ведь это всё не ерунда !

- Ну да. И что ?

- Ну да, и что, ну да, и что - чего вы придираетесь ?

Скажите: да или нет ?

 

- Ну да !!!

 

*****

Наталья Очкур

 

Я - Женщина, и, значит, я - Актриса,

во мне сто лиц и тысяча ролей.

Я - Женщина, и, значит, я - Царица,

возлюбленная всех земных царей.

Я - Женщина, и, значит, я - Рабыня,

познавшая солёный вкус обид.

Я - Женщина, и, значит, я - пустыня,

которая тебя испепелит.

Я - Женщина. Cильна я поневоле,

но, знаешь, даже, если жизнь - борьба,

Я - Женщина, я слабая до боли,

Я - Женщина, и, значит, я - Судьба.

Я - Женщина. Я просто вспышка страсти,

но мой удел - терпение и труд,

Я - Женщина. Я - то большое счастье,

которое совсем не берегут.

Я - Женщина, и этим я опасна,

огонь и лёд навек во мне одной.

Я - Женщина, и, значит, я - прекрасна

с младенчества до старости седой.

Я - Женщина, и в мире все дороги

ведут ко мне, а не в какой-то Рим.

Я - Женщина, я избранная Богом,

хотя уже наказанная им!

 

 

***

Павло Глазовий

Кухлик

 

Дід приїхав із села,

Ходить по столиці.

Має гроші – не мина

Жодної крамниці.

Попросив він: - Покажіть

Кухлик той, що з краю.

Продавщиця: - Што? Чєво?

Я не панімаю.

- Кухлик, люба, покажіть,

Той, що збоку смужка.

- Да какой же кулік здєсь,

Єслі ето кружка!

Дід у руки кухлик взяв

І насупив брови:

- В Україні живете

Й не знаєте мови…

Продавщиця теж була

Гостра та бідова.

- У мєня єсть свій язик,

Ні к чєму мне мова.

І сказав їй мудрий дід:

- Цим пишатися не слід,

Бо така сама біда

В моєї корови:

Має, бідна, язика

– І не знає мови!

 

Павло Глазовий

Єдиний вихід

Ревізор  перевіряє  квитки  у  вагоні.

 Під  вікном  сидить  бабуся,  спершись  на  долоні.

 Куня  собі,  похиливши  голову  в  куточок.

 -Куди  їдете,  бабусю?Покажіть  квиточок.-

 Подивився,  брови  хмурить:  -  Як  це  ви  зуміли?

 Ви,  шановна  громадянко,  не  в  той  поїзд  сіли.

 -Ні,  я  їду  куди  треба,  на  Донбас,  до  дому.

 -Ваш  квиток  у  простий  поїзд,    а  ви  –  у  швидкому!

 -Що  ж,  -  відказує  бабуся,  -  вже  діватись  ніде.

 Піди  скажи  машиністу,    хай  тихіше  їде. 

 

Павло Глазовий

БУЙНІ ПРЕДКИ

 

Вдарив батько спересердя хлопчика малого.

Той поплакав, переплакав та й питає в нього:

— Тебе, татку, бив твій татко?

— Бив, та ще й немало.

— Ну, а татка твого били?

— Теж перепадало. —

І сказало хлопченятко, заломивши ручки:

— Тепер ясно, звідки в тебе хуліганські штучки.

 

Павло Глазовий

СПРАВЖНІЙ МУЖЧИНА

 

У тролейбусі стоїть згорблена бабуся.

Тихо шепче: — Упаду. Як смикне — уб'юся.

А мужчини он сидять. Як же їм не стидно?

Справжніх, істинних мужчин серед них не видно. —

А якийсь патлатий тип їй відповідає:

— Ні, мужчини, бабо, є, та містов немає.

 

 

Павло Глазовий

КОРІННЯ Й НАСІННЯ

 

- А ти, татку, в школі вчився?

- Учився, Сергійку.

- А це правда, що ти, тату,

Був одержав двійку?

- Було таке, траплялося…

Малий засміявся:

- Тоді мама правду каже,

Що я в тебе вдався.

 

Диана Арбенина

ОДИНОЧЕСТВО ЕСТЬ

 

одиночество есть человек во фраке.

много жалоб и слез.

я как теннисный мячик

отражаю себя от прозрачного тыла

что зовется столом.

я запомнил как стыла

на плите коммунальной

волшебная греча.

я отдал бы себя

всем кто хочет но вечен

мой восток и печаль под покровом дудука

знала б ты как тогда я хотел твою руку

искупать в ласках гордых

в коварстве севана

одиночество есть нить подъемного крана

на которой висит поплавок из бетона

и ломает литейный на пустырь и бездомность.

одиночество есть водка без наслажденья.

лучше кофе вино и безвкусные деньги

заработать их не составляет усилий —

просто выйти и спеть. запеленутый в силу

голос мой дарит годы бессмертному залу

одиночество есть. и таится в вокзалах

эмигрантом скулит на коленях обратно

но я больше не верю. никому. только брату.

и не смей меня звать

шифром азбукой морзе.

я ушел НАВСЕГДА. все предельно серьезно.

салютую. пока. посошком сказки грина.

одиночество есть. буду ждать терпеливо.

+ итог: одиночество —

фрак вдет в петлицы.

четкий абрис лица.

загнут угол страницы.

и зима как наждак

по лицу будто в драке.

одиночество есть человек во фраке.

 

Диана Арбенина

стань моей птицей

стань моей птицей

чтобы во мне повториться

чтобы во мне повториться

стань моей кровью

стань моей раной

чтоб задыхаясь на плаху

чтоб на прощанье не плакать

чтоб четыре крыла по периметру неба

чтоб кричали тела горячо и нелепо

чтобы высохшим ртом по периметру пульса

не целуйся

 

стань моей крохой

стань моим сыном

чтобы во мне не остыло

чтобы во мне не остыло

стань моей смертью

стань моим страхом

чтоб задыхаясь на плаху

чтоб на прощанье не плакать

чтоб четыре крыла по периметру неба

чтоб кричали тела горячо и нелепо

чтобы высохшим ртом по периметру пульса

не целуйся

 

чтоб четыре крыла по периметру неба

чтоб кричали тела горячо и нелепо

чтоб четыре крыла по периметру неба

чтоб кричали тела горячо и нелепо

чтобы высохшим ртом по периметру пульса

не целуйся

 

стань моей птицей

стань моей птицей

 

Диана Арбенина

Блины по-снайперски

 

Никому ничего не скажу.

Занавешу окна, сяду на пол.

И всю ночь я вот так просижу.

Не меняю привычек так скоро я.

Будет ночь бить в немое стекло,

разноцветным ветром ломая цветы,

и в домах будут печь блины,

постепенно становясь "на ты".

Если хочешь, будь активен со мной.

Если хочешь, я буду с тобой нежна.

Ты поёшь, я пою о любви,

что ж, пора узнать, какова она.

Воробьи стали жертвой зрачка.

Контур губ слегка изменён.

Зеленеет на асфальте трава

и качается мост. Как устойчив он!

Это всё. Может быть, может нет.

Красный цвет - не в упрёк годам.

будем жить параллелью имён,

я по-прежнему здесь, ты по-прежнему там.

 

Диана Арбенина

Католический священник

 

Он был католическим священником.

Она читала Верлена.

Он умел кормить волка с рук

Она ничего не умела.

Он был католическим священником,

Она читала Рембо.

Он выкуривал пачку в день,

Она любовалась собой.

Господи, дай ей любви,

Не отрекись от нее.

Так проходят дни

До судного дня.

Он был католическим священником,

Она читала М. Пруста.

Он мог быть угрюмым,

Она не говорила по-прусски.

Они обвенчались,

Хор пел о путешествия Данте.

Он ей сказал liebe dich

Она ответила danke

 

Диана Арбенина

Питерская

 

В этом городе живет небо

небу триста лет оно устало

а под небом воздух из мороза

да к тому же с прискусом металла

здесь у птиц парализует крылья

а Икару не к чему стремиться

новый год приходит годом старым

ничего не может измениться

в этом небе голубые звезды

в этом небе голубые реки

а под небом маршируют сосны

топорами машут дровосеки

тут машины попадают в пробку

отутюжены с похмелья лица

пешеходы попадают в топку

и ничего не может измениться

в этом небе облака стальные

в этом небе замерзают звезды

а под небом не доходят письма

а доходят так с пометкой 'поздно'

здесь любовь всего минут на сорок

перед сном чтоб поскорей забыться

по утрам здесь пьют дешевый кофе

и ничего не может измениться

в этом городе живет небо

небу триста лет оно устало

пулю в лоб себе пустило небо

но дышать увы не перестало

а под небом было так же грязно

шли дожди зима весна и лето

ничего не может измениться

все прекрасно - даже это

в этом городе живет небо

небу триста лет оно устало

а под небом воздух из мороза

да к тому же с привкусом металла

здесь у птиц парализует крылья

а Икару не к чему стремиться

новый год приходит годом старым

и ничего не может измениться

 

 

***

Зинаида Миркина

 

Я дождь люблю за кротость и смиренье.

За то, что в ветках каплями шурша,

Даёт нам слышать, как прозрачной тенью

Течёт по руслам мировым душа.

 

Я дождь люблю за то, что всё отринув,

Он повернул часы и мысли вспять

И говорит нам всем, что мы едины,

И что пора бы нам про это знать.

 

Я дождь люблю за тот неодолимый

Наклон вовнутрь. За этот шаг сквозь нас,

За то, что он весь сор из сердца вымыл

И выплакал прощенья хоть на час.

 

***

Юрий Левитанский

Каждый выбирает для себя

женщину, религию, дорогу.

Дьяволу служить или пророку -

каждый выбирает для себя.

 

Каждый выбирает по себе

слово для любви и для молитвы.

Шпагу для дуэли, меч для битвы

каждый выбирает по себе.

 

Каждый выбирает по себе

щит и латы, посох и заплаты.

Меру окончательной расплаты

каждый выбирает по себе.

 

Каждый выбирает для себя...

Выбираю тоже - как умею.

Ни к кому претензий не имею.

Каждый выбирает для себя. 

 

 

Юрий Левитанский

Всего и надо, что вглядеться, - Боже мой,

Всего и дела, что внимательно вглядеться, -

И не уйдёшь, и никуда уже не деться

От этих глаз, от их внезапной глубины.

 

Всего и надо, что вчитаться, - Боже мой,

Всего и дела, что помедлить над строкою -

Не пролистнуть нетерпеливою рукою,

А задержаться, прочитать и перечесть.

 

Мне жаль не узнанной до времени строки.

И всё ж строка - она со временем прочтётся,

И перечтётся много раз и ей зачтётся,

И всё, что было с ней, останется при ней.

 

Но вот глаза - они уходят навсегда,

Как некий мир, который так и не открыли,

Как некий Рим, который так и не отрыли,

И не отрыть уже, и в этом вся беда.

 

Но мне и вас немного жаль, мне жаль и вас,

За то, что суетно так жили, так спешили,

Что и не знаете, чего себя лишили,

И не узнаете, и в этом вся печаль.

 

А впрочем, я вам не судья. Я жил как все.

Вначале слово безраздельно мной владело.

А дело было после, после было дело,

И в этом дело всё, и в этом вся печаль.

 

Мне тем и горек мой сегодняшний удел -

Покуда мнил себя судьёй, в пророки метил,

Каких сокровищ под ногами не заметил,

Каких созвездий в небесах не разглядел!

***

Андрій ЛЮБКА

 

хочеш я буду липнем

 хочеш я буду червнем

 хочеш я буду лишнім

 хочеш я буду первим

 

 хочеш я буду небом

 хочеш я зроблю пекло

 хочеш мене у себе

 дай мені так запекло

 

 дай мені сильно ситно

 дай мені так таємно

 хочеш я зроблю липень

 хочеш я зроблю червень

 

 

***

Юрий Шевчук

Я зажег в церквях все Свечи

 

 

Я зажег в церквях все свечи, но одну - одну оставил,

Чтобы друг в осенний вечер да по мне ее поставил,

Чтобы дальняя дорога мне короче показалась,

Чтоб душа, вздремнув немного, вновь в Россию собиралась.

Где порвав к чертям все тело сберегла ее живою.

Днем дралась, ночами пела, не давала ей покоя.

Грела льдом, кормила небом, жизнь с овчину отрыдалась.

Целовала спелым снегом и огнем ласкать пыталась.

Отняла любовь земную, подарив тоску и веру,

Разбавляя удалую жизнь весельем без меры.

Ни кола,ни двора ни денег - только горечь да тревогу,

Да закат где всё так в тени,где ни двери,ни порога.

 

 

Я зажег в церквях все свечи, но одну - одну оставил,

Чтобы друг в осенний вечер да по мне ее поставил,

Чтобы дальняя дорога мне короче показалась,

Чтоб душа, вздремнув немного, снова к дому собиралась.

Отпустил попам грехи я, чтоб они мне отмолили

Всё что мне друзья налили всё тебе моя Россия.

 

Арсений Тарковский

 

И это снилось мне, и это снится мне,

И это мне ещё когда-нибудь приснится,

И повторится всё, и всё довоплотится,

И вам приснится всё, что видел я во сне.

 

Там, в стороне от нас, от мира в стороне

Волна идёт вослед волне о берег биться,

А на волне звезда, и человек, и птица,

И явь, и сны, и смерть - волна вослед волне.

 

Не надо мне числа : я был, и есмь, и буду,

Жизнь - чудо из чудес, и на колени чуду

Один, как сирота, я сам себя кладу,

Один, среди зеркал - в ограде отражений

Морей и городов, лучащихся в чаду.

И мать в слезах берёт ребёнка на колени.

 

Зинаида Миркина

 

Я дождь люблю за кротость и смиренье.

За то, что в ветках каплями шурша,

Даёт нам слышать, как прозрачной тенью

Течёт по руслам мировым душа.

 

Я дождь люблю за то, что всё отринув,

Он повернул часы и мысли вспять

И говорит нам всем, что мы едины,

И что пора бы нам про это знать.

 

Я дождь люблю за тот неодолимый

Наклон вовнутрь. За этот шаг сквозь нас,

За то, что он весь сор из сердца вымыл

И выплакал прощенья хоть на час.

 

 

Бальмонт

ЗАВЕТ

Я спросил у свободного ветра,

Что мне сделать,чтоб быть молодым.

Мне ответил играющий ветер:

"Будь воздушным,как ветер,как дым!"

Я спросил у могучего моря,

В чём великий завет бытия.

Мне ответило звучное море:

"Будь всегда полнозвучным,как я!"

Я спросил у высокого солнца,

Как мне вспыхнуть светлее зари.

Ничего не ответило солнце,

Но душа услыхала:"Гори!" 

   

Авторизація  

   

Відвідувачі  

На сайті 60 гостей та відсутні користувачі

   

Новини  

   

Vinaora Visitors Counter  

588509
Today
Yesterday
This Week
Last Week
This Month
Last Month
All days
180
464
3692
573485
14472
15469
588509

Your IP: 127.0.0.1
Server Time: 2017-11-25 07:46:04
   
© ALLROUNDER

Використання матеріалів сайту можливе лише при згоді адміністрації порталу та активного посилання.
Всі права захищено!

Сайти, які підтримуються службою порталу
НПУ імені М.П.Драгоманова
Інститути
Фізико-математичний інститут :: Інститут філософської освіти :: Інститут фізичного виховання та спорту :: Інженерно-педагогічний інститут :: Інститут інформатики :: Інститут іноземної філології :: Інститут історичної освіти :: Інститут корекційної педагогіки та психології :: Інститут мистецтв :: Інститут магістратури, аспіратнути та докторантури :: Інститут природничо-географічної освіти та екології :: Інститут педагогіки та психології :: Інститут перепідготовки та підвищення кваліфікації :: Інститут політології та права :: Інститут розвитку дитини :: Інститут соціології, психології та соціальних комунікацій :: Інститут соціальної роботи та управління :: Інститут української філології та літературної творчості імені Андрія Малишка :: Інститут управління та економіки освіти
Факультети
Кримський гуманітарний факультет
Кафедри
Кафедра педагогчної творчості :: Кафедра педагогіки, теорія та історії педагогіки :: Кафедра методики викладання російської мови та світової літератури :: Кафедра етики та естетики :: Кафедра управління та євроінтеграції :: Кафедра філософії :: Кафедра інформатики
Персональні сайти
Андрущенко В.П. :: Бех В.П. :: Жалдак М.І. :: Борисенко В.Й. :: Франчук В.М. :: Франчук Н.П.
Інші сайти
Асоціація випускників :: Система управління електронними курсами НПУ :: Система управління електронними курсами інституту інформатики :: Система управління електронними курсами інституту інформатики (студенти) :: Простір гуманітарної комунікації :: Лабораторія археологічних досліджень :: Кабінет-музей М.П.Драгоманова :: Україна і становлення конституціоналізму в Європі :: Центр культури. НПУ